ПРИЕМ ПСИХОЛОГА

Прием в Москве:
м.Юго-Западная,
Румянцево,
пос. Мещерский
Стоимость приема, контакты.

КОНСУЛЬТАЦИЯ
ПСИХОЛОГА:

– отношения
с противоположным полом;

– воспитание детей, отношения с партнером;
– измена, развод
и другие сложные жизненные ситуации.


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
– депрессии;
навязчивые страхи,
фобии, панические атаки;

– психосоматические расстройства;
– неврозы, тревожность, неуверенность,комплексы,
одиночество

Телефоны
экстренной помощи


Вы можете также обратиться за помощью
к моим коллегам, принимающим в районе
м. Аэропорт,
Бабушкинская
Кропоткинская.



ПСИХОАНАЛИЗ, ПСИХОТЕРАПИЯ, КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

Фаст фуд или психоанализ?

Страдание человека связано с чем-то неинтегрированным из его прошлого, из его личной истории. Но то, что неинтегрированно и вытесненно в бессознательное имеет тенденцию к повторению. Фрейд говорил: «То, что удалено из сознания приходит извне!». Это значит, что неинтегрированный материал из прошлого отвергается пациентом и удаляется вовне его сознания и оттуда уже атакует его психику и воспроизводит целый каскад различных психопатологических симптомов. С этой точки зрения концепция психоаналитической работы заключается в том, чтобы помочь человеку интегрировать ту часть личной истории, которая не была интегрирована и вызывает страдания. Человек страдает от неинтегрированного, но ему становится легче и он выздоравливает, когда он начинает символизировать, то есть, наделять смыслами, неинтегрированную часть своей истории. И когда это начинает происходить, когда он присваивает и осознает свою личную историю во всей ее полноте, тогда ему становится лучше. Этот процесс (интеграции) подобен процессу развития ребенка. И происходит он в психоанализе за счет работы аналитика с переносом пациента и с его сопротивлением, в том числе с сопротивлением переносу. Это не то, о чем обычно думают, в смысле сопротивления сознательного Я. Если аналитику удается создать более или менее безопасный кадр (организацию рабочего пространства), то это снижает действие цензуры и сознательное сопротивление анализу. Но, помимо сознательного сопротивления Я, есть и бессознательное сопротивление. Можно сказать, что вся работа психоаналитика заключается в том, чтобы помочь пациенту осознать собственное сопротивление. Однако, сопротивление – это вещь необходимая для психоаналитической работы, поскольку, несмотря на то, что оно мешает процессу, в то же время, сопротивление наделяет эту работу смыслом, значением. Ведь если сопротивления нет, то и сама работа не столь значима. В процессе работы психоаналитик и пациент, преодолевая препятствия, продвигаются постепенно к каким-то сложным, проблемным зонам. И если они достигают результата, то появляется очень важное для пациента убеждение, что он может теперь присвоить себе плоды психоаналитической работы. То есть, психоанализ – это работа, трудная работа для пациента. Необходимо делать усилия в ходе этой работы и эти усилия имеют большое значение, а Я пациента в процессе работы отвоевывает себе все большее место у бессознательного. Если же эта работа проходит в одиночестве, тогда у пациента нет ощущения, что это он работал и проделывал работу по постижению себя, будто это не Я проделало всю эту работу, а произошло само по себе, «по-волшебству». Если это происходит само по себе, то это происходит без участия Я пациента, а значит и работы никакой не происходит. Если есть сопротивление работе, то процесс идет. Поэтому, психоаналитическая работа продвигается не быстро.

Первоначальная задача психоаналитика заключается еще и в том, чтобы обучить пациента организовывать свое Я, для того чтобы он мог принять правила психической работы, то есть, работы, которая необходима Я, чтобы «вырасти» (или, по выражению Фрейда, чтобы «там где было ЭТО стало Я»). Вот эти правила:

– Это не все. Психоаналитик не имеет доступа ко всей психической жизни пациента, не может знать все, что с ним происходит сейчас или происходило в прошлом.

– Не сейчас. Это значит, что работа происходит не сразу, а займет какое-то время, быстро не получится.

– Не в одиночестве. Это значит, что такая работа требует присутствия другого (аналитика), работа происходит совместно и требует совместных усилий.

– Не что-то одно. Это значит, что нет единственного события или обстоятельства, которое бы объяснило все. Понимание складывается постепенно из различных деталей и частей.

Пациенту важно принять эти правила, для того, чтобы работа началась, но это ему трудно сделать из-за того, что психическая жизнь пациента подчинена прямо противоположным правилам:

– Если это не все, то это ничего.

– Если не сейчас, значит никогда.

– Если не в одиночестве, значит это невозможно.

– Если нет одного объяснения, то это лишает надежды и ничего не дает.

Эти установки пациента приводят к атакам на психоаналитическую работу и разрушают ее. С сопротивлением, вызванным этими установками, психоаналитик может столкнуться сразу, как только он начнет работать с пациентам. Например:

Пациент требует немедленной встречи и говорит, что «горит желанием» начать работать над проблемой, которая возникла, например, 10 или 20 лет назад. Он надеется, что нашел замечательного специалиста, «учителя жизни». Мы начинаем работать с ним, но оказывается, что ему нужно, чтобы все произошло по-быстрому, чтобы специалист хлопнул в ладоши и все его проблемы решились! Не нужно долгой и сложной работы, не нужно делать усилий, а нужно одно простое и понятное объяснение происходящего с ним. А если иначе, то «Все! До свидания!»

Без работы над этим начальным сопротивлением дальнейшая работа оказывается невозможна. Причиной сопротивления стал идеал – «Хочу все и сейчас!» Но необходимо, чтобы пациент смог принять, что работа по изменению себя, своего Я требует усилий и может быть сложной, тяжелой и длительной.

Наша цивилизация развивается постепенно, также, как и человек растет, усваивает опыт, знания тоже постепенно. Для пациента начало психотерапии подобно первым шагам для ребенка – это трудно и сложно. Однако, наш нынешний мир и мир пациента – это мир, в котором одним нажатием кнопки компьютера можно связаться с человеком, который находится за тысячи километров, интернет в считанное время готов предоставить море информации по любому интересующему нас вопросу, самолет доставит нас за считанные часы в другую часть планеты. А ведь лет 150 назад все это требовало огромного времени и усилий. Техническая эволюция нашей цивилизации привела общество к представлениям, что все должно происходить быстро и легко. Нажал кнопку – получил! Мы живем в мире фаст фуда – все должно происходить мгновенно и без усилий! Тем не менее, Я человека устроено иначе – ему нужно время и усилия для того, чтобы вырасти, это невозможно в одиночестве и это сложный процесс. Позиция психоаналитика предполагает противостояние «культуре фаст фуда». Это противостояние позиции «все и сейчас». Поэтому, если вы решите обратиться за помощью к психоаналитику, или решите обучаться психоанализу, то вам не следует ждать быстрых результатов.

Психоанализ вступает в конкуренцию с «продавцами мечты», которые соблазняют пациентов методами, обещающими работу быструю, легкую, «волшебную», с эффективными результатами. Есть два вида таких «продавцов мечты». Это продавцы от медицины и от психотерапии. «Вам плохо? У меня для вас есть волшебная таблетка! Примите ее!». «Продавцы мечты» от медицины торгуют иллюзией, что можно вылечить с помощью химических элементов. Например, вы в состоянии сильной тоски и тревоги, вы даже работать не можете из-за этого, и вам предлагают таблетку для того, чтобы снизить уровень тревоги. Это здорово! Почему бы не выпить ее? Выпили таблетку и успокоились, пошли на работу. Но ведь это вовсе не значит, что вы вылечились от тоски! Это иллюзия, что медикаменты лечат, например, депрессию или невроз. Таблетки помогают пережить тяжелые события, облегчают состояние человека, но они не лечат в полном смысле этого слова. Вы перестали принимать эти таблетки и снова в том же состоянии оказались. И это потому, что таблетки не лечат. И что же? Не надо пить таблетки, если они не лечат? А в каком положении окажутся продавцы таблеток, если их перестанут покупать? Они кое что придумали на этот случай. В случае с депрессией, чтобы такого не случилось, врачи придумали диагноз «рецидивирующая (возвращающаяся) депрессия». Поскольку с помощью таблеток депрессию вылечить нельзя, то врачи говорят: «Вам нужно пить лекарства всю жизнь! Иначе она вернется». Но лечение депрессии таблетками – это ответ врачей на желание пациента вылечиться от депрессии побыстрей, мгновенно. Правда, потом этого пациента лечат от депрессии всю его жизнь. Потому что сама идея «все и сразу» – это безумная идея. Но эта идея очень укоренена в нашей культуре – культуре потребления. На запрос «Хочу все и сразу!» ответ - «Получи!». Безумное желание и такой же безумный ответ на это желание. Психоанализ противостоит этой идее и он противопоставляет культуре потребления культуру понимания. Психоанализ предлагает в ответ на запрос «хочу все и сейчас» культуру анализа, исследования, осознания. Ведь ответ на вопрос не подталкивает к исследованиям, напротив, он закрывает то, что задающему вопрос неизвестно о себе самом, затыкает рот ему.

«Продавцы от медицины» кладут в рот пациента лекарство, а «продавцы от психотерапии» делают это с помощью методов и техник, обещающих быстрые и чудесные результаты. Психоанализ они объявляют устаревшим, слишком долгим, слишком сложным, слишком дорогим. «Все можно сделать проще и быстрее!», «Мы взяли из психоанализа все самое лучшее и соединили с самым лучшим из других методов!» (гамбургер), специалисты, практикующие эти методы, заявляют, что их метод универсален или сами они универсалы и в резюме перечисляют множество известных направлений психотерапии. Эти методы – те же таблетки, задача которых снять симптом, то есть убрать боль, тревогу побыстрее. Делается это без таблеток. Но вам опять предлагают иллюзию, что следуя техникам и инструкциям можно легко и быстро выздороветь, что есть идеальный психотерапевт и метод психотерапии, который все быстро разрешит. Для избавления пациента от страданий, используется та власть над пациентом, которую он сам-же психотерапевту передает, и происходит это, опять же, в силу требования «все и сейчас».

Этот идеал «все и сейчас», кроме того, свидетельствует о том, что Я пациента незрело, неприспособлено к реальности, оно живет и функционирует используя идеалы. Можно сказать, что Я пациента дезорганизованно, поскольку ему не удается справиться с мощными влечениями, идущими из ЭТО. Потому, Я пациента требует «хочу все и сразу!» и другого варианта его Я не видит – это его девиз. Это сопротивление работе связано с самим принципом функционирования Я пациента, с его слабой организацией (точнее, дезорганизацией). Речь здесь, скорее всего, не о каком-то событии, которое произошло в детстве пациента и дезорганизовало его Я. Это связано с самой системой воспитания в его раннем детстве. Мир ребенка, также как и бессознательное, устроено по приципу удовольствия, как назвал его Фрейд, что и означает «все и сразу». Маленький ребенок не может долго ждать, когда он голоден. Он не может себе сказать: «Так! Я голоден сейчас, но это ничего, потерплю, через часик перекушу!». Он может подождать, но совсем чуть-чуть. Я взрослого человека функционирует на основе принципа реальности или, как называл его Фрейд – принципа умудренного (отложенного) удовольствия.

Логика: все, сразу, в одиночестве – это логика ребенка. Но это еще и логика зависимости, поскольку для того, чтобы получить все, сразу и в одиночестве нужна мать, которая все это обеспечит. Для этого нужна достаточно внимательная и отзывчивая мать. Однако, если родители ребенка сами функционировали согласно идеалу «все и сразу», то они не дадут шанса Я ребенка организоваться иначе. Такой шанс пациенту может дать психоаналитическая работа, в процессе которой он может реорганизовать или вырастить свое Я (то, что невозможным оказалось с родителями пациента) и эта работа начинается с принятия правил психоаналитической работы: не все, не сразу, не в одиночестве, не что-то одно.

При подготовке статьи использованлись материалы семинаров замечательного французского психоаналитика Рене Руссийона.

Сверчков М.Б.