ПРИЕМ ПСИХОЛОГА

Прием в Москве:
м.Юго-Западная,
Румянцево,
пос. Мещерский
Стоимость приема, контакты.

КОНСУЛЬТАЦИЯ
ПСИХОЛОГА:

– отношения
с противоположным полом;

– воспитание детей, отношения с партнером;
– измена, развод
и другие сложные жизненные ситуации.


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
– депрессии;
навязчивые страхи,
фобии, панические атаки;

– психосоматические расстройства;
– неврозы, тревожность, неуверенность,комплексы,
одиночество

Телефоны
экстренной помощи


Вы можете также обратиться за помощью
к моим коллегам, принимающим в районе
м. Аэропорт,
Бабушкинская
Кропоткинская.



Психоанализ, психотерапия, консультирование

Пережить горе

В психоанализе    горем называют процесс, посредством которого Я субъекта отказывается от полного обладания объектом, благодаря чему можно обрести свои собственные истоки (внутренний мир) и объект

Фрейд в связи с этим говорил:«Чтобы открыть объект, нужно его потерять», «Мать обретается в ее отсутствии».

Речь здесь идет о самом раннем горе, горе новорожденного, разлученном с матерью не только физически (физическое рождение), но о процессе его второго рождения – психологического, не менее болезненного, чем физическое (далеко не всем удается родиться психологически и обрести себя). Это горе, называемое еще первичным горем, запускает процесс горевания , начинающийся с рождения и продолжающийся всю жизнь. Мы всю жизнь, начиная с рождения непрерывно с чем то расстаемся и горюем по утраченному: с материнской грудью, с детским телом, с отчим домом, с юностью, молодостью и т.д. Горе возникает не обязательно при потере объекта, а при любой сепарации: при обрыве связей, при остановке развития, при утрате мечты, то есть любая потеря роста, любая разлука включает горе.

       К психотерапевтам и психоаналитикам обращаются люди страдающие. И их страдания носят патологический характер и связаны с тем, что им не удалось проделать работу горя, не удалось (внутренне) расстаться со своим первичным окружением (мать, отец).

       Горе – это всегда работа, а работа – это всегда горе и Я не хочет вкушать горечь непереносимых желаний по объекту, который не принадлежит ему всецело. Открытие внешнего мира для ребенка возможно лишь благодаря утрате объекта и собственного всемогущества. Ведь младенец, вопреки реальности, чувствует себя властелином своего окружения (все вокруг зависят от него и являются лишь его продолжением).Это иллюзия, что дети всегда счастливы, или , что детство – это счастливая пора. На самом деле дети постоянно трудятся, ежеминутно прорабатывая расставания .

       Поначалу, сразу после родов, отношения ребенка и матери - это взаимное соблазнение, блаженство. Они подобно двум любовникам, купаются во взаимном нарциссизме. Для 3-го (отца, который символизирует реальность) здесь нет места, поскольку эти «два партнера» взаимодостаточны . Матерью инвестируется сама монада, сама связь и восторг блаженства взаимного удовлетворения.    Это первичная материнская озабоченность (холдинг)- термин, введенный Винникотом и обозначающий психическое состояние матери, возникающее еще до рождения ребенка и сохраняющееся на протяжении нескольких первых недель его жизни, когда мать полностью поглощена младенцем. Она настолько игнорирует внешний мир, что, если бы не ребенок, это можно было бы рассматривать как патологический уход от реальности. Однако материнская озабоченность - это адаптивный уход, «здоровая болезнь», необходимая для того, чтобы обеспечить ребенку переход из пренатального состояния во внешний мир.

   Но первоначальное взаимное блаженство постепенно заканчивается, а между матерью и ребенком неизбежно рано или поздно возникает напряжение с обеих сторон. Это происходит оттого, что:

1)      Любопытство и интерес ребенка толкают его к открытию внешнего мира. У матери изначально есть амбивалентность к ребенку (и любовь и ненависть). Ее ненависть к ребенку первична в этой диаде (ребенок не может ненавидеть), но это не отменяет и не уничтожает ее любви (Винникот предложил 10 причин для ненависти матери к своему ребенку).

2)      Взрослая сексуальность, которой ребенок мешает. И ребенок уже чувствует это, как и запрет для него, наложенный на взрослую (генитальную) сексуальность. Это хорошо, поскольку способствует разделению, но мать может вести себя слишком отвергающее по отношению к ребенку из-за своей взрослой сексуальной жизни (больше женщина, чем мать). А может вести себя и слишком соблазняющее с ребенком, что приводит к инцестуозности (мать, отвергающая в себе женщину, использующая ребенка как замену мужчине).

3)      Материнское предвосхищение, ожидание роста своего дитя, ее мечты о том каким он вырастет.

Для ребенка главный мотив здесь – любопытство, а для матери – творческое предвосхищение.

Если же восхищение друг другом и эта связь продолжается бесконечно, то это приводит к кататоническому застыванию во взаимном восхищении (шизофрения). Когда связь все же нарушается и ребенок поворачивается к матери спиной, это хорошо, но это и болезненно, поскольку он разрушает монаду, отворачиваясь от матери в сторону внешнего мира (отца). Болезненно это, так как приводит к потере всемогущества ( ведь монада ни в ком не нуждается), но ребенок обретает свое Я и мать-партнера.

     Конечно, работа (горя) эта происходит постепенно, слой за слоем. Это подобно разводу.

Например : пациент говорит, что он даже и не переживал, когда разводился. Однако, это говорит о том, что он не проделывал работу горя, он на самом деле еще не развелся.

Нормальный человек реагирует на расставания печалью, грустью и это естественно – реагировать на расставание депрессивно. Дверь сразу не захлопывается, поскольку не может человек сразу мгновенно расстаться со всеми желаниями и надеждами, связанными с партнером, или взять и все сразу выплакать. Фрейд говорил о постепенном характере ликвидации либидо от объекта. То есть, это постепенный процесс расставания. С другой стороны, если человек страдает долго и не может никак пережить утрату, значит он в депрессии. На самом деле он борется со своим страданием, борется с утратой, не отпускает объект своей любви. Обычно, работа горя после утраты не должна превышать двух месяцев.

     Первичное горе для ребенка необходимое условие для обретения объекта. Тогда мир разделяется на внутренний и внешний. Так появляется постепенно ребенок, который желает маму (субъект), представляет ее себе и реальная мама, которой с ним рядом нет (объект), внутреннее представление о маме (внутренний объект)  и реальная мама.. В ходе терапии психоаналитик может помочь пациенту найти желание только после того, как будет проделана работа горя. Если эта работа не проделана, то объект не может быть обретен и инвестирован. Иначе говоря, для того, чтобы расстаться (разлюбить) объект, его вначале нужно обнаружить.

Пример. Пациентка испытывает счастье лишь в слиянии с кем-то и тогда ей ничего не нужно больше. В этот момент она себя не чувствует ни мужчиной, ни женщиной и не ощущает саму себя. Любит человека и все готова сделать для него, но не может описать как этот человек выглядит. На самом деле, получается она говорит о слиянии, а не о любви к отдельному человеку. Нет у нее внутреннего образа (представления) этого человека и нет ее самой еще (она не говорит о себе как о женщине и о своих желаниях женских). Это не любовь, а обман, поскольку работы горя она не проделала и стремится лишь к полному слиянию в монаде (мать – ребенок).

       В процессе работы горя внутренний мир постепенно заполняется объектами (представлениями о внешних объектах), иначе пустота, как у психотиков или дыры вместо внутренних объектов желания, как у пограничных пациентов. Эдипову ситуацию проходят все, но далеко не каждый разрешает Эдипов конфликт. Однако, остается надежда разрешить его, и для психоаналитика тоже есть надежда, мечты, что пациент сможет воспроизвести с ним и проработать конфликт. Это необходимо, чтобы произошли изменения.

   Первичное горе можно назвать и первичной кастрацией (и мать и ребенок лишаются взаимного удовольствия), и в ходе этого процесса ребенок также активен, как и его мать и он является соавтором своего рождения, при этом он становится способен иметь желания и любить (решается проблема активности – пассивности). Однако, если проблема всемогущества не преодолена, то процесс приобретает патологический характер: он не соавтор, а автор своего рождения («Я сам себя родил!»). Для него Другой (другие) не имеет значения, способность к фантазмированию не приобретается (фантазм самопорождения). И психоаналитик уже не нужен, поскольку такой пациент не может занять пассивную позицию, он ничего не может принять от психоаналитика (любые интерпретации будет стирать или «выплевывать»). Малейший успех в терапии дается ценой страданий: утрат, кастраций и работой горя. Утраты и кастрации происходят и в процессе развития. В нас запрограмированно переживание утраты и стремление к росту, что приносит удовлетворение.                                                                    Чтобы быть анализируемым необходимо признать свою пассивность, иначе невозможно взять в себя и вместить то, что предлагает аналитик. Для мужчин это соотносится с потенциальной гомосексуальной ролью. Когда человек слишком самостоятельный и слишком автор – это патология, поскольку горя он не знает и его не пережил.

   Этот процесс повторяется и в жизни, и в переносе во время психоанализа. Важно, чтобы пациент признал свою пассивную часть. Чтобы мужчина мог полюбить женщину, он должен разлюбить свою мать. Несмотря на свои сексуальные желания к сверстницам, он может продолжать любить только свою мать. Необходимо проделать работу горя по инцестуозным желаниям и к отцу, и к матери.

   Каждое воспоминание, каждая надежда, связанная с объектом должна быть проработана и оставлена. Это окрашивает материнство в разные цвета. Мать, которая считает ребенка своим счастьем, не даст ребенку проделать работу горя.

Стадии работы горя:

1)      Роды. Нормально испытывать после родов печаль, но ненормально – послеродовую деперессию.

2)      Отнятие от груди. Нормальное кормление – 7-8 месяцев длится. Если больше – значит мать не отпускает ребенка. Если меньше, тоже плохо – это страх матери столкнуться с депрессией, привязаться к ребенку (она боится его любить)

3)      Фаза воссоединения. Мать может либо задерживать возле себя ребенка, либо слишком резко отрывать его от себя. Убегая и прибегая, ребенок постепенно расстается с объектом и обретает себя, приближаясь к Эдипову конфликту . Если этого не произойдет, то может быть регресс на предыдущие стадии развития (слияние-рай).

Если объект начинает инвестироваться, то рай уже потерян. Этот рай есть во всех мифах и он нам напоминает о той цене, что мы заплатили за возможность любить. Если разделение произошло, то оно произошло уже раз и на всегда. Прежнего не будет, а будет новая любовь с новыми объектами. Но «изгнание из рая» происходит постепенно и сразу закрыть дверь невозможно.

 

Сверчков М.Б.